Глобальная автоматизация, её последствия и оценка вариантов политики



(статья обновлена )
СТАТЬИ

Глобальная автоматизация

Несмотря на очевидные экономические выгоды от развития новых цифровых технологий, относительно медленный рост средней заработной платы заставляет многих беспокоиться о том, что эти нововведения не приносят пользы среднестатистическому работнику. В этой статье будет проведена попытка рассмотреть модель развития глобальной автоматизации и технологических изменений, для изучения долгосрочных последствий этих тенденций. Было обнаружено, что автоматизация может повысить производительность и рост количества выпускаемой продукции, но эти преимущества неравномерно распределяются между регионами или внутри них. Тем не менее, в развитых странах разумная фискальная политика, такая как введение всеобщего минимального базового дохода, может сделать развитие и внедрение новых технологий и промышленных роботов, беспроигрышными для всех возрастных и профессиональных групп.

Нет сомнений, что инновации и новые цифровые технологии, автоматизация и роботизация производств имеют очевидные преимущества. Но есть опасения, вызванные новым набором макроэкономических явлений, по поводу глобализации автоматизации и технологических изменений, ориентированных на владение достаточно высоким по уровню профессиональными навыками. В развитом мире все меньшая доля доходов выплачивается рабочим, перераспределяясь со всё большим перекосом владельцам капитала, а не работникам. Одновременно с этим трудовые доходы также стали более неравномерными. Оба явления, по-видимому, вызваны технологическими изменениями: автоматизация позволила фирмам заменить работников, выполняющих рутинные производственные процессы, робототехникой.

Хотя данные показывают, что технологические проблемы реальны, менее понятны долгосрочные последствия этих тенденций. Поэтому в этой исследовательской работе проведена попытка разработки современной крупномасштабной вычислимой модели общего равновесия глобальной автоматизации и технологических изменений, ориентированных на более квалифицированные профессиональные навыки. Модель включает 17 регионов (США, Китай, Россия, Западная Европа, страны Африки к югу от Сахары и т.д.), в которых насчитывается более 150 стран, каждая из которых имеет три группы навыков и 101 перекрывающееся поколение в каждом году. В каждом из рассматриваемых регионов есть фирмы, которые нанимают рабочих, берут кредиты и решают, использовать ли новые (капитальные и высококвалифицированные) технологии или устаревшие технологии. Эта модель тщательно откалибрована в соответствии с данными реального мира. Рассматривается несколько технологических сценариев, в том числе «базовый» сценарий, в котором наукоёмкие технологии, изменяющие долю факторов производства, изобретаются со скоростью, соответствующей изменениям доли производства в Европе после 1980 года. Используя эту модель, можно спрогнозировать последствия будущей автоматизации и технологических изменений, для работников в разных регионах, квалификационных и возрастных группах. А также оценить возможные ответные политические меры реагирования на глобальную автоматизацию производства.

Важно начать с признания преимуществ автоматизации. Новые технологии могут повысить производительность и рост. Моделирование чётко показывает, что автоматизация повысит ВВП в странах, внедряющих технологии автоматизации, и в мире в целом. Если такое развитие продолжится историческими темпами, оно увеличит ВВП США примерно на 5% в 2050 году (по сравнению со сценарием без использования инноваций с перераспределением факторов производства). Западная Европа и Япония с их высоким уровнем заработной платы, высокой интенсивностью использования роботов и стареющим населением также получают непропорционально большую выгоду. В то же время автоматизация может снизить глобальный рост за счёт перераспределения средств от молодых работающих людей к пенсионерам, тем самым сокращая инвестиции в развитие. Хотя, надо признать, что модель показывает эту возможность не особенно вероятной.

Страны получают неодинаковую выгоду. Технологии автоматизации наносят ущерб регионам, которые не решаются их повсеместно внедрять. Наиболее развитые страны активно внедряют новые технологии, проводят модернизацию производств, ставя на многие операции робототехнику и извлекают из этого наибольшую выгоду. Это связано с тем, что в этих регионах самая высокая заработная плата у низкоквалифицированных работников, а потому затраты на покупку робототехники быстро окупаются. Также в этих странах самое большое количество высококвалифицированных работников, которые способны обслуживать автоматизированные линии и, как правило, более низкие корпоративные налоги.

В странах же, где низкоквалифицированная рабочая сила дешева, а обслуживание кредитов относительно дорого, автоматизировать производство не имеет никакого смысла. Эти развивающиеся страны находятся в худшем положении, поскольку дефицитный капитал перенаправляется в богатые страны, занимающиеся процессом роботизации ещё активнее. Мексика - это страна, которая находится в худшем положении. В базовом сценарии ВВП Мексики в 2050 году снизится на 3,6% при отсутствии стремления развивать автоматизацию производства. Это связано с тем, что в 2050 году основной капитал этого государства снизится на 9,2% из-за перекачки инвестиций в США и другие развитые регионы.

С высокой долей вероятности можно прогнозировать, что новые технологии, изменяющие долю факторов производства, усугубят неравенство между регионами. Но, возможно, ещё более важным последствием является усиление неравенства среди людей внутри регионов. Было обнаружено, что эти технологии ухудшают положение 60-80% низкоквалифицированных рабочих (с самым низким доходом), в зависимости от региона. Такое происходит в подавляющем большинстве стран. Одновременно с этим, фактор развития инноваций в производстве, приносит большую пользу высококвалифицированным рабочим, которых по оценкам от 2 до 15% населения. Несмотря на прогнозируемый рост мирового ВВП за счёт автоматизации, средний уровень жизни взрослого населения планеты в 2050 году ухудшится примерно на 1%. Только лишь в Японии, с её высокой долей высококвалифицированных работников, очень пожилым населением и сильно перераспределяемой фискальной системой - все группы специалистов, родившиеся после 2027 года, в базовом сценарии оказались в лучшем положении (по сравнению со сценарием отсутствия темпов роста автоматизации). Однако, в очень долгосрочной перспективе экономический рост за счёт автоматизации производства, частично компенсирует вызываемое ею неравенство.

Как же страны могут справиться с этими вызовами времени? Для этого сначала надо оценить две стратегии - одну для развитых стран, которые внедряют технологии, и одну для менее развитых регионов, которые этого не делают. На примере США можно наблюдать, как универсальный базовый доход (УБД), финансируемый за счёт сочетания долгового финансирования и прогрессивного подоходного налога, может превратить автоматизацию в беспроигрышный вариант для всех профессиональных и возрастных групп. Оплата всеобщего базового дохода сопряжена с пиковыми финансовыми затратами в размере 5,1% ВВП. По прогнозам базовой модели развития, каждому жителю страны по государственной программе будет выплачиваться 250 долларов в месяц в 2025 году и 650 долларов в месяц в 2050 году. Эта политика снижает ВВП США на 2,5% по сравнению с базовой автоматизацией без УБД, но оставляет его выше, чем глобальный запрет на использование новых технологий автоматизации. С точки зрения благосостояния, молодые низкоквалифицированные работники получают примерно на 10% больше средств, по сравнению с моделью в которой присутствует и автоматизация и УБД. Средний и высококвалифицированный персонал страдает от более высоких налогов при действии такой программы, но все ещё значительно выигрывает в такой базовой модели.

Для стран, которые не внедряют автоматизацию эндогенно, интересно было рассмотреть политику форсированной индустриализации, то есть в такой модели присутствует правительственный мандат (беспроцентные кредитные программы) на использование фирмами передовых технологий. Например, в Индии, где технология автоматизации находится на грани рентабельности, но ни в одном другом близлежащем регионе автоматизация не практикуется, эта политика увеличивает ВВП на 1,5%. Это увеличение связано с привлечением капитала и увеличением предложения рабочей силы за счёт обездоленных низко- и среднеквалифицированных рабочих. Однако автоматизация там остаётся неэффективным инструментом, и фирмы немедленно возвращаются к устаревшим технологиям, если подпитка на развитие со стороны правительства отменяется. Обязательная автоматизация значительно снижает благосостояние среднего индийского рабочего, которому приходится работать ещё большее количество часов за более низкую заработную плату. Тем не менее, такая политика может быть привлекательной для высококвалифицированных работников, которые обладают непропорционально большим политическим влиянием, и сектора национальной безопасности, заинтересованного в увеличении экономической мощи.

В общем и целом, можно утверждать, что автоматизация оказывает умеренное влияние на региональные результаты и небольшое влияние на процентные ставки по потребительским кредитам, но оказывает существенное влияние на межрегиональное и внутрирегиональное неравенство в доходах среди населения малоразвитых стран. В то же время понятно, что хорошо продуманная политика внедрения программы универсального базового дохода может повысить благосостояние всех работников, независимо от квалификации или возраста.




ОБСУЖДЕНИЕ





Лента

Интервью


Из блогов